Христианский журнал славянской миссионерской церкви Вифания г.Сакраменто, Калифорния, США ст.пастор А.С. Бондарук
 
 
   

Неужели это правда?

Проповедь Ники Круза в церкви «Вифания». Магнитозапись с переводом на русский .

Ники Круз, бывший главарь одной из крупных банд, которая орудовала в Нью-Йорке в семидесятые годы прошлого столетия. Он обратился к Богу от проповеди пастора Давида Вилькерсона, который, повинуясь Божьему зову, стал обращаться с проповедью Евангелия к вышеуказанной банде и к самому Ники Крузу. Сейчас Ники Круз является пастором одной из церквей в США, а также свидетельствует по всему миру о том, как Господь его спас. Он является автором ряда книг, наиболее известная из которых для русскоязычного читателя — «Крест и нож» или, в некоторых изданиях, «Крест и кинжал». В конце октября 2006 года он посетил церковь «Виафния», где произнес две проповеди, одна из которых представлена в этом номере. В этой проповеди он свидетельствует о том, как он обратился к Богу, в другой — как обратилась его мать.

Благодарю Бога за возможность находиться с вами. Вы прекрасно выглядите и очень спокойны, так что мне кажется, что необходимо, чтобы Дух Святой озарил ваши сердца и вызвал улыбку на ваших лицах. Я понимаю культурные различия в зависимости от места рождения. Вы родились в холодной стране, а я в горячей — на острове Пуэрто Рико. Возможно, из-за этого пуэрториканцы более экспрессивны. Мы постоянно говорим своим женам, что мы любим их. А когда вы последний раз признавались своей жене в любви?

А кто из вас любит Иисуса? Сегодня мы будем много говорить и слышать о Божьей любви, прощении, благодати и о том, как он освобождает людей от греха. Бог производит революционные изменения в сердце человека, так что он способен прославлять Бога и восклицать: «Как Ты велик! Как Ты велик!» Вы можете хвалиться тем, что Иисус в вашем сердце. Вы никогда не должны стыдиться говорить другим о Христе. Апостол Павел сказал: «Я не сыжусь благовествования Христова» (Рим. 1:16).

Сегодня я буду говорить о семье. Наиболее неприятный факт в том, что многие люди — выходцы из трудных семей. Каждый человек в мире рос в семье, в которой были те или иные проблемы. И только благодать Божия может исправить то, что эти проблемы произвели в нас. Сатана больше всего стремится поразить семью, чтобы причинить боль каждому члену семьи. Это реальная боль. Только те, кто пережил ее, могут понимать о чем я говорю. Сатана ненавидит семью лютой ненавистью, потому что он ненавидит Бога, Который создал семью. Поразив первых людей, он решил не только людям, но и Богу нанести боль. Дьявол ненавидит и вас и, когда он видит вас в депрессии, он знает, что это признак того, что вы уступаете его натиску. Но Библия говорит о любви: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Иисус очень всесторонне описал сущность дьявола. В Ин. 8:44 Христос называет его лжецом и человекоубийцей. «Когда говорит он ложь, говорит свое», или по-другому: говорит присущим ему языком, «ибо он лжец и отец лжи». Он никогда не говорит правду.

После грехопадения в семье начались проблемы. В первых шести главах Бытия мы видим шесть семей с недостатками. Но сначала прочитаем о том, что Бог говорит о нас. В Быт. 1:27-28 «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле».

Первая семья, состоящая из двух человек Адама и Евы, была поражена грехом, после чего совершилось первое убийство праведника. Каин убил своего брата Авеля. Первые люди Адам и Ева испытали боль и страдание, видя своего мертвого сына. Они не знали, что такое смерть и что делать дальше. Впоследствии Ной, испытывая сильную душевную боль, проклял своего внука. А сколько страданий было в семье Авраама, Исаака и Иакова! Иаков обманул своего отца, желая получить первородство.

В Библии мы видим немало великих людей, которые испытывали боль и страдание, среди них был Давид. Еще мальчиком он проявлял мужество и смелость. Он поражал льва и медведя, когда эти звери нападали на стадо. Свою силу и мужество он получал от Бога, с Которым у него было постоянное общение. Затем он стал царем и Бог благословил всё царство из-за него.

Но и в семье царя Давида были проблемы. Друзья, следует признать, что нет совершенной семьи, как и нет совершенной церкви. Не старайтесь найти такое место, где всё совершенно. Только Бог совершен и Его любовь совершенна.

Посмотрите на проблемы Давида. Он поразил Голиафа и взял его оружие. Тем не менее, дьявол не раз причинял ему внутреннюю боль. При этом дьявол не пользовался ни мечом, ни каким другим оружием. Он употребил похоть и грех. Посредством греха он разобщил Давида с Богом. И тут началась серия бедствий в жизни Давида. Его сын Амнон обесчестил его дочь Фамарь. Авессалом отомстил за сестру и убил Амнона. Давид в смущении. Он не знает, что делать. Ему не было времени воспитывать свою семью.Он переживал большую депрессию, не ел и потерял вес.

Я признаю важность семьи. Я отец, муж и имею детей. Но мое происхождение не из лучшего окружения. У меня не было образования. Моя жизнь была сопряжена с криминалом. Я был поражен депрессией и нищетой. Д-р Гудман, психотерапевт, лечил меня 6 месяцев и в заключение сказал, что я обречен, неисправим и что рано или поздно я попаду на электрический стул, а потом прямо в ад. Это была очень темная часть моей жизни. Он не мог пробиться через эту темноту, чтобы помочь мне, и сказал, что для меня уже нет надежды. По его словам, я уже никогда не смогу взять на себя ответственность, чтобы жить нормальной жизнью. Я никогда не смогу быть мужем и отцом.

И он был прав. Он попал прямо в цель. Везде я создавал проблемы. Я был лидером Нью-Йоркской банды. Я не мог повернуть в обратную сторону, чтобы жить по-другому, так как происходил из семьи, в которой было очень много проблем. Я был преступником не потому, что мне захотелось стать таковым. Я был уловлен. Четыре раза я пытался покончить с собой. Я хотел пустить себе пулю в лоб, хотел попасть в такую ситуацию, чтобы полиция меня застрелила. Не раз ночью я пробуждался от чувства зла и мести. Я старался уснуть, но со мной была женщина, которая вошла в мое сердце, уловила меня в свои сети и причиняла мне душевную боль. Имя этой женщины было одиночество. И я ничего не мог поделать с ним.

Я понимал, что ничем не могу себе помочь. Доктор-профессионал сказал, что во мне не осталось ничего доброго и, если я женюсь, то буду избивать свою жену. А если у меня будут дети, то я буду поступать с ними так же и, возможно, даже и убью некоторых из них. Потому что мое сердце было совершенно лишено любви, прощения и милосердия. Я был полностью уловлен в сети зла.

Притом, как, пожалуй, всякий выходец из Пуэрто Рико, я был занят духами колдовства. Вот откуда происходит Никки Круз! Почему же Бог поместил меня в утробу колдуньи? Да, моя мать была колдунья, а отец — священник у сатанистов. И когда мне было два месяца, мои родители приносили в жертву животных и крестили меня в их крови. Так они посвятили меня дьяволу. Впоследствии я верил и знал, что дьявол во мне. Если бы вы попытались сказать мне о любви, я плюнул бы вам в лицо. Я не верил в любовь.

Когда я был мальчиком, надо мной сильно издевались. За малейшую провинность мать сильно избивал меня, так что я терял сознание и не раз валялся в луже крови. Однажды она закрыла меня в небольшой комнатке, где я всю ночь просидел с переломанным носом, с губами, потрескавшимися от жажды, и глазами, опухшими от побоев, от которых у меня было переломано несколько ребер. Три с половиной года она закрывала меня в комнате. Последнй раз, когда мать сильно избила меня, мне было 9 лет. Она закрыла меня на замок, но я кричал, что хочу пить. От голода у меня стал болеть желудок. Так продолжалось два с половиной дня, в которые я беспрерывно умолял ее дать мне пить и кушать. Она же отвечала мне одним словом: «Закройся!» и проклинала меня.

Я очень боялся ее. Помню, как однажды она схватила меня за руки и приказала мне смотреть ей в глаза. Я не хотел смотреть ей в глаза и смотрел в землю. Если бы я увидел в ее глазах хоть каплю милосердия ко мне, этого хватило бы для меня. Она била и била меня, так что я уже привык к ее побоям и даже не обращал на них внимания. Но боль, которую она причиняла мне, входила в меня всё глубже и глубже. От этой внутренней боли я не мог освободиться, так что она стала частью моей жизни. Эту боль я носил в себе, когда находился в банде. Она беспрерывно преследовала меня эмоционально. Рана, нанесенная мне, была очень глубока.

Я ненавидел свою мать. И когда я всё же взглянул ей в глаза, это были нечеловеческие глаза. Они были очень глубокие и налиты кровью. Она стала проклинать меня, и эти проклятия уничтожали меня. Она кричала: «Уйди от меня! Ты не мой сын. Я никогда не буду любить тебя! Я ненавижу тот день, когда я родила тебя. Ты ни к чему не годен. Ты — сын дьявола! Ты безобразен!»

Думаю, что Дух Святой коснется сегодня многих сердец. Здесь не будет удара молнии, но нежным Своим прикосновением Он обличит вас в ваших грехах и вы впервые почувствуете себя беспомощными, потому что только Бог может восполнить ту внутреннюю пустоту, которую вы раньше в себе не замечали. Он желает вам всего наилучшего, чтобы вы были хорошими отцами и матерями, благословенными сыновьями и дочерьми.

Я не верил в Бога и ненавидел семью, в которой вырос. Я не хотел иметь ничего общего с членами моей семьи. Теперь же у меня большая семья. У меня 17 братьев и одна сестра. Каждые 11 месяцев у нас появлялся ребенок, и это был мой брат. 18 детей, вместе со мной 19.

Человек, который достиг меня Божьей любовью, ничего не знал о Нью-Йорке. Это был провинциальный проповедник Давид Вилькерсон. Он пришел в район, где орудовала моя банда. Бог послал его туда, и он не беспокоился о том, что будет с ним. Полиция предупреждала его, говоря: «Вряд ли вы выйдете живым из этого района. Не ходите туда».

Но Давид Вилькерсон пошел и встретился лицом к лицу с адом. Я очень ненавидел этого человека и причинил ему немало страданий. Когда вокруг этого проповедника собралось человек около трехсот и он говорил о Боге, я начал кричать и проклинать его. В ответ он сказал: «Ники, Бог может изменить твою жизнь», на что я прокричал: «Закройся! Если ты еще раз откроешь свой рот и упомянешь о Боге, ты — мертвый человек!»

Но он продолжал проповедовать. Я же следовал за ним, желая осуществить свою угрозу, и не раз пристально смотрел на него. Это был очень худой и тонкий человек, как спичка. Он носил очень толстые очки, так что я не всегда мог разглядеть его глаза. Когда он говорил, то быстро поворачивал голову, так что, пытаясь уследить за его взглядом, я чувствовал головокружение. Я издевался над ним, плевал в него, проклинал его, обзывал его и предупредил всех, что убъю всякого, кто встанет на его защиту. Никто не смел двинуться с места. Однажды я схватил Вилькерсона за рубашку и прижал его к стенке. И то, что я ему говорил, исходило из самого ада. Прерывающимся голосом Вилькерсон произнёс: «Я боюсь, но я пришёл сюда, чтобы сказать тебе слово с неба. Я пришел, чтобы сказать тебе, Ники, что Иисус любит тебя». Я заметил, что, сказав это, он обрёл смелость и физическую силу, затем сказал: «Если ты хочешь убить меня, убивай прямо перед этим народом. Убей меня прямо сейчас. Ники, ты можешь убить меня и разрезать на тысячи кусков, но запомни: каждый кусок моего тела будет говорить тебе, что Иисус любит тебя. И скажу тебе: ты никогда не сможешь убить любви, потому что Бог есть любовь, и Он любит тебя, любит тебя, любит тебя!»

Таково было его слово. Мой друг, по имени Израель, пошел послушать Давида Вилькерсона, и однажды он сказал мне: «Пойдем снова туда и найдем себе девочек». Я сказал: «Израель, у нас хватает девчат: на 205 парней у нас 75 девчонок. Выбери себе, какую ты хочешь. Мне же неинтересно идти туда, чтобы искать каких-то девчонок».

В ответ Израель стал как бы «подкалывать» меня. Я посмотерел ему в глаза и сказал: «У тебя другое на уме. Скажи, что ты хочешь». Тогда он сказал прямо: «Ники, я хочу, чтобы ты пошел со мной и послушал этого тощего проповедника». Я вспылил: «Я не хочу больше видеть этого парня. Отстань от меня и он пусть отстанет от меня. Я не пойду!» Израель взглянул на меня и, обнаружив во мне какую-то слабость, сказал:

—О! Ты боишься! Ты боишься этого проповедника! Неужели это правда! Ты испугался этого тощего проповедника? Посмотри на себя! Ты цыпленок!

—Что?

—Ты цыпленок.

—Будь уверен, что я не боюсь ни Бога, ни проповедника, ни тебя.

—Хорошо, тогда пойдем.

—Нет, не пойду.

—Потому что ты цыпленок.

Затем он громко прокричал: «Ники — цыпленок!»

Я сказал:

—Тише, тише! Я пойду с тобой, только не кричи так при всех.

На следующий день мы договорились идти, но я не хотел быть там один. Я взял с собой в качестве охранников 75 парней. Такое количество мне понадобилось, чтобы защититься от этого тощего проповедника или, если потребуется, побить его. Наши девушки также пошли с нами. Когда мы зашли туда, где он проповедовал (это было большее здание, чем здесь), мы увидели около двух тысяч человек собравшихся. Вилькерсон, как мне показалось, был очень наивным: он пригласил на это собрание многих членов банд. Мы увидели там представителей четырех враждебных нам банд. Что ж, возможно, придется драться. Будет кровопролитие.

Вилькерсон вышел и говорил около семи минут. Первые пять минут были скучными. Но дальше он захватил мое внимание и знаете чем? Распятием Иисуса Христа. Он так описал эту картину, что я почти увидел, как распинали Иисуса Христа. Я как бы перешагнул барьер времени в 2 тысячи лет и впервые в жизни понял, кем является Бог. Я узнал, что Христос пришел с неба и его земное имя Иисус. Он пришел, чтобы умереть за всех нас. Я узнал, как Его избивали, плевали Ему в лицо, обзывали. Я не мог сидеть спокойно. То, что люди делали со Христом, задевало всё мое существо.

Я обратил внимание на себя. Иисус был хороший человек, а я злой. Он заслуживал жизнь, а я заслуживаю электрический стул, то есть смерть. Я отчетливо увидел разницу между собой и Христом. Он никогда не жаловался и умер мученической смертью.

История о Христе как бы пронзила мой разум и душу. Во мне стала происходить борьба. Проповедник как бы бросил вызов всем нам. Перед каждым из нас стоял выбор, принять Христа или отвергнуть Его. Со слезами на глазах проповедник обратился непосредственно ко мне и сказал:

—Ники, Бог здесь. Иисус здесь. Пожалуйста, дай Ему возможность спасти тебя. Он любит тебя. Разреши мне помолиться за тебя.

Я повертел головой и сказал:

—Нет!

Но внутри у меня уже начались изменения. Я чувствовал, как Дух Святой осуждает меня. Я испытывал то, что раньше никогда не ощущал. Я боролся, сколько мог, чтобы остаться прежним. Но я никогда не представлял, как сильна Божья любовь. Сражение за мою душу усилилось. Если бы в то время я не принял Иисуса Христа, то меня уже давно не было бы в живых. Я понимал, что стою между жизнью и смертью, и я выбрал жизнь.

Обратившись к своим друзьям, я сказал:

—Пошли!

Израель, я и 25 членов нашей банды, а также некоторые наши девушки, включая и мою, вышли на покаяние. Проповедник начал молиться за меня и положил руки на мою голову. Я был очень взволнован, слыша, как он говорил Иисусу, чтобы Он помог мне. Но я не верил в любовь. Этот же муж Божий настолько был связан с Богом, что по-настоящему верил, что Бог может изменить меня. Он говорил: «О, Боже, Ты так любишь Ники Круза, спаси его. Я прощаю ему всё, что он сделал мне. Не дай, чтобы он ушел с этого места неспасенным. Не допусти этого. Коснись его».

Мне не нравилось то, что Вилькерсон держал свои руки на моей голове и я сказал ему: «Убери свои руки с моей головы и впредь не прикасайся ко мне. Я не верю в то, что ты говоришь. Я не верю в любовь». Затем произошло что-то странное: мои друзья, которые вышли на покаяние, стали падать на колени один за другим. Они молились и сотрясались от рыданий. Их девушки положили гововы им на плечи и также рыдали, мучаясь от каких-то внутренних страданий. Создавалось впечатление, что вся та внутренняя энергия, которая до сих пор управляла нашей жизнью, выходила из нас.

Все эти люди были с исковеркованными судьбами. Девушки с раннего возраста были насилованы своими отцами, ребята, подобно мне, с малых лет подвергались издевательствам и побоям. Они плакали, плакали и плакали. Я не хотел оставаться одиноким и тоже пал на колени, услышав голос Вилькерсона, который говорил: «Ники, Иисус рядом. Разреши Ему войти в твое сердце. Он любит тебя. Открой Ему свое сердце!» Я же терзался от внутренней боли, которая прямо-таки душила меня. Казалось, сердце выскочит из моей груди, мои ноги дрожали. Битва продолжалась. Мне нужно было сделать выбор — принять Христа или отвергнуть Его. И я решил честно поговорить с Ним. Я открыл уста и первое, что я сделал, это проклял имя Его, после чего слезы обильно полились из моих глаз и я начал по-серьезному говорить с Ним и сказал: «О Бог! Этот человек говорит мне, что Ты любишь меня и что Ты — Иисус Христос. Но я не люблю Тебя. У меня совершенно нет никаких чувств к Тебе. Я ненавижу даже себя. Понимаешь ли Ты, что я ненавижу самого себя? И я не верю, что есть такая вещь, как любовь». Затем я поднял глаза вверх и заметил, что я весь в слезах. И я сдался. Я спросил Его: «Неужели это правда, что Ты любишь меня? Правда ли это?» Я не знал, что сказать дальше и попросил: «Если да, то помоги мне: убери от меня эту ненависть, все эти кошмары и все эти голоса, которые преследуют меня. Успокой мою больную душу. Пожалуйста, помоги мне! Помоги мне! Если Ты поможешь мне, я отдам Тебе свое сердце и всего себя. Возьми меня!» В тот вечер я впервые почувствовал себя свободным, как птица.

Помню, когда мне было 9 лет, я пытался покончить с собой, повесившись на манговом дереве. У меня уже была веревка на шее, второй конец которой я собирался забросить на ветку. Но мой младший брат Джим подбежал ко мне, обнял меня и стал отговаривать от этой зловещей затеи. Тогда я сказал ему: «Джим, ты мой брат и я люблю тебя. Но я хочу умереть. Я ненавижу ее. Это чудовище, а не человек». И я поклялся Джиму, что я всегда буду защищать его, что я и старался исполнять в точности. Но в тот вечер, когда я покаялся, мне казалось, что я был как бы на месте Джима и любовь Божья направлена ко мне. Я почувствовал, что у меня есть Некто, Кто очень любит меня.

Любовь Божия настолько изменила меня, что впоследствии я поехал в Пуэрто-Рико, чтобы простить свою мать и призвать ее ко Христу, после чего обратился к Богу и мой отец. Он отрекся от всех сатанинских ритуалов и стал служить Господу. Из 13-ти моих братьев, трое являются служителями Евангелия. Вся наша семья стала свободной! Слава Господу за Кровь Иисуса Христа, которая освободила нас! Мы свободны и увидим друг друга в небесах.

Вопреки прогнозам доктора Гудмана, Бог дал мне хорошую жену и четверых детей. Все мы служим Господу. И я не стыжусь благовествования Христова. Наоборот, я горжусь Иисусом. Я чадо Божие. Он усыновил меня и освободил от греха.

Сейчас я обращаюсь к тем, кто не знает Иисуса. Не думайте, что вы такие уж герои и можете обойтись без Бога. Если у вас боль внутри, значит у вас есть проблема. Сделайте то, что сделал я. Выйдите оттуда, где вы находитесь, и примите Иисуса.

Родители, у кого есть проблемы с детьми, знайте, что только у ног Иисуса эти проблемы могут быть разрешены.

Молодые люди, не знающие Бога! Идите ко Христу и ведите своих подруг. Если ваша подруга не желает выходить, не оказывайте на нее давления. Выходите сами. Отдайтесь Господу, и Он даст вам подругу лучше той, которая не пошла с вами.

Мы будем молиться. Выходите вперед и не бойтесь. Выходите все со своими друзьями. Если Бог изменил Ники Круза, которому все пророчили гибель, то Он изменит и вас.

Встанем для молитвы.

 

Ники Круз
 
 
Proprietor and Publisher - The BETHANY magazine. Slavic Missionary Church, 9880 Jackson Rd. Sacramento, CA 95827-9706 USA / All Rights reserved /