ПУТЬ К СВОБОДЕ

... так говорит Господь, Бог Израилев: Отпусти народ Мой...

Глава 4.

            Переехав в Литву, Иван Иванович подал заявление на эмиграцию и активно участвовал во всех мероприятиях, добиваясь выезда из СССР по религиозным мотивам. Вся наша «незаконная деятельность» не могла оставаться незамеченной. Поездки в Москву, встречи с секретарями иностранных посольств, визиты в МВД СССР – всё это фиксировалось и передавалось литовским властям, а те, в свою очередь, усиливали давление на нас. Начинались административные преследования по месту работы, штрафы, обыски, допросы, угрозы и суды.
            В одну из очередных поездок в Москву мы были с Иваном Ивановичем на приёме у одного важного начальника в МВД. Наши объяснения, требования и аргументы привели его в такую ярость, что он готов был вызвать конвой и нас арестовать. Нам пришлось срочно оставить его кабинет. Но самым впечатляющим было то, что наши «телохранители» не спали ни днём, ни ночью. Мы чувствовали их «заботу» всегда и везде. Один из эпизодов по этому поводу рассказывает Романчик Павел Петрович:

            «- Однажды я шёл к Ивану Ивановичу не по дороге, а напрямик, через лес. Попутно собирал грибы. Подойдя к опушке леса, я заметил на дереве человека, который в бинокль наблюдал за их домом. Я обошёл его стороной и, придя к ним, сказал Ивану:
            - Знаешь, я сейчас видел очень интересную «кукушку» в лесу недалеко от вашего дома.
            Он ответил:
            - Их бывает несколько видов.
            - Но эта, наверное, самая крупная и учёная.
            - А почему ты так думаешь?
            - Знаешь, она, кажется, особого вида: сидит с биноклем, красиво кукует и смотрит на ваш дом!
            - Я тоже так думаю, - рассмеялся Иван.
            - По-моему, они вас прослушивают. Будьте осторожны в разговорах!
            Позже мне приходилось видеть и по две такие «кукушки», сидевшие с биноклями на деревьях».

            В связи с эпизодом с «кукушками» невольно напрашивается вопрос по поводу рассказа Нины о случае с волком. Одному лишь Господу Богу известно, что могло случиться в подобной обстановке с Иваном, и не Сам ли Господь послал хищного зверя в качестве «телохранителя»? Иначе какой смысл можно видеть в том, что волк ежедневно совершал такие прогулки, сопровождая человека?
            Не просто было жить условиях, где «кукушки» различных видов наблюдали в окуляры биноклей за нашими домами, следовали всюду по пятам, следили на работе, в транспорте и общественных местах. И всё это совершалось под солнцем, где сталинская конституция гарантировала свободу вероисповедания. Сталина давно уж не было, но жил ещё его дух, и вражда против своего же народа продолжалась. Но мы были хранимы только милостью нашего Господа Бога, и Он давал нам силы побеждать всякий страх. К тому же, нам на благо, были подписаны Хельсинские соглашения. В них указывалось, что каждый человек имеет право свободно жить в своей стране или покинуть её по тем или иным причинам.
            Когда преследования усилились, мы обратились в Международную Ассоциацию юристов-демократов при ООН, куда были переданы наши письма и биографические справки; копии были вручены и нашему правительству. Письма, заявления и биографические справки всегда доставлялись по назначению. Во всех случаях необходимо было соблюдать строгую конспирацию и проявлять осторожность. И как ни стремились блюстители порядка держать нас на прицеле, какой бы жёсткий контроль ни устанавливали, вся информация относительно репрессий и притеснений достигала своей цели. Мировая общественность знала о нашем положении.
             В свою очередь, обозлённые работники госбезопасности разрабатывали планы, чтобы не дать возможности выехать из СССР. Таким образом, против семьи Ивана Ивановича был выработан целый комплекс таких мероприятий. Павел Петрович вспоминает некоторые из них:

            «Чтобы внести раскол в семью, одному курсанту училища МВД было поручено завязать дружбу с самой младшей дочерью Ивана, Ольгой, чтобы узнавать о жизни семьи и их планах.
            Игорь работал в то время на заводе «Эльфа» на электрокаре: подвозил и увозил продукцию, вывозил из цеха металлическую стружку и мусор. Однажды с целью провокации в мусорный контейнер были положены детали, которые шли на оборонную промышленность, и магнитофон. Игорю дали указание вывезти мусор за территорию завода, а на проходной его уже ждали осведомлённые люди. При проверке из контейнера изъяли подложенные вещи. Тут же были вызваны работники милиции, и составлен протокол. Началось следствие, и вскоре должен был состояться суд. А если сына посадят, то это уже препятствие для выезда.»

            Рассказом Павла Петровича мы несколько опередили ход событий и последовательность нашего повествования. Поэтому возвратимся к тому периоду, когда семья Ивана Ивановича ещё жила в доме лесника в Садунишках.
            Невозможно сопоставить период активного эмиграционного движения с периодом римских цезарей или средневековьем. Когда христианские тела, подобно факелам, освещали сады Нерона или горели на кострах инквизиции, то поистине были времена жестоких испытаний. Мы же не прятались в катакомбах подобно первым христианам, но зачастую переживали моменты и особых благословений. Господь укреплял веру, открывал будущее и вселял надежду на лучшее. Одновременно и сама природа скрашивала серые будни, увлекая от гнетущих переживаний, настраивала на волну прославления Господа. В дополнение к пятому Евангелию, где мы читали премудрость и величие Бога, были ещё и братские общения единоверцев. Время мы проводили в молитвах, беседах и пении духовных гимнов. Рассуждали о том, что нам открывал Господь о выходе христиан из СССР. Но прошло какое-то время, и семье Ивана Ивановича выделили квартиру в посёлке Мицкунай неподалёку от Вильнюса.
            С частичным улучшением домашних условий должна бы улучшиться и внешняя обстановка. Но именно с этой квартирой связан ряд предстоящих событий, поэтому стоит обратить внимание на некоторые особенности быта.
            Квартира была с частичными удобствами: печное отопление (приходилось заготавливать на зиму дрова), вода и туалет в квартире. Основным удобством было то, что не приходилось больше ходить через лес на работу. А во-вторых, благодаря всё тому же министру лесной промышленности, Ивану Ивановичу выделили спецмашину, на которой он ездил по хозяйствам и проверял состояние лесхозтехники. И если раньше семья была не очень довольна своим жилищем, то квартира в Мицкунае их вполне устраивала. Но при всём том, что с одной стороны произошли изменения к лучшему, с другой, то есть с внешней стороны, положение усугубилось. В то время, когда исчезли с деревьев «кукушки», в посёлке появились «лисы» и из каждой «норы» вели наблюдения за квартирой семьи, переехавшей из дома лесника.
            Продолжать молитвенные общения при такой обстановке стало невозможно. Но, несмотря на то, что верующие в их квартире больше не собирались, со стороны власть имущих участились угрозы. Частые обыски, допросы и упоминание о суде действовали угнетающе и приближали семью к решающей «развязке». А однажды семью посетили трое сотрудников КГБ, и старший офицер с угрозой заявил:
            - Оставьте все ваши бесполезные попытки. Мы утверждаем: вы никуда отсюда не уедете!
            Одновременно с угрозами предпринимались и соответствующие действия. По наущению сотрудников госбезопасности Вильнюсский горвоенкомат готовил сыновей Ивана Ивановича к отправке в Афганистан, где в то время шла война. Но у Бога было совершенно другое определение, и мог ли Он оставить хотя бы один пункт Своего плана невыполненным?
            В то время, когда над семьёй стали сгущаться тучи, когда в поисках выхода из создавшегося положения её глава ходил по комнате из угла в угол в подавленном состоянии и повторял один и тот же вопрос: «Что делать? Что делать?», Бог послал в дом Своего вестника с конкретным советом, и он, войдя, сразу обратился к хозяину со словами:
            - Что ты ходишь из угла в угол и спрашиваешь: «Что делать? Что делать?»! Читай книгу Исход!
            Ещё и раньше, до посещения семьи с указанием читать книгу Исход, Бог готовил их к принятию определённого решения. Дома, в церкви и в других местах Он говорил и указывал им, как поступать и что предпринимать, но человек не всегда может понимать тайны, которые открывает ему Дух Святой. Так было и в семье Ивана Ивановича. Возьмём, к примеру, такой случай. Когда они приехали в Литву и жили уже в Садунишках, однажды после воскресного богослужения Иван с женой посетили нас, и он рассказал интересный сон, который, как он считал, был откровением от Бога (впоследствии так и случилось):
            - Я нахожусь в горах, и проходя возле обрыва, вдруг срываюсь и начинаю падать в пропасть. Но на краю обрыва росли четыре арчи*. При падению я успеваю ухватиться руками за одну из них, но она вырывается с корнями. Тогда я хватаюсь за вторую, но на тоже вырывается с корнями. То же произошло и с третьей. В отчаяньи и страхе я хватаюсь за четвёртую и, почувствовав, что она прочно держится, я с трудом подтянулся на руках и, выбравшись из обрыва, пошёл дальше по каменистой горной тропе.
            Помолчав какое-то время, Иван добавил:
            - Виктор, мы проживём здесь три года, а на четвёртый уйдём.
            Со стороны Бога в то время уже шла подготовительная работа, но разве могли они тогда думать, что настанет такой момент -  и придётся осуществить такое опасное действие. Но это время пришло, и Бог ясно указал на книгу Исход. На примере того, как Он вывел народ Израильский из земли Египетской, Бог ясно указал этой семье на осуществление определённого Им плана. И в конце второго тясячелетия новой эры эта книга стала ярко светящим маяком для страждущей семьи.
            Вспоминая отдельные моменты, когда Господь Бог готовил их в далёкий и опасный путь, Нина Ивановна рассказывает:

            «В молитвенном доме города Вильнюса во время молитвы Господь Бог через уста пророка говорил:
            - Я выведу эту семью так, как этого никто не предполагает, и это будет знамением того, что Я скоро выведу Свой народ, а сюда приедут проповедовать из-за рубежа, но это будет не на долгое время.
            С тех пор Господь через разных пророков, которые приезжали иногда с Украины, иногда из Белоруссии, продолжал говорить:
            - Горы, горы, высокие горы.
            Многого мы тогда не понимали, а время шло. Моим сыновьям вручили повестки из военкомата, где было указано, что в течение двух недель, в любое время, их могут отправить а Афганистан. Им нельзя было отлучаться в город без разрешения - нужно было сначала сообщить в военкомат о своём местонахождении.
            Обыски, допросы, угрозы о том, что посадят отца, и, наконец, решение горвоенкомата об отправке в Афганистан создали для нас такие условия, что мы уже не знали, что делать.
            В то время к нам приехала одна стестра, и во время молитвы ей было показано видение: мы в кругу колючей проволоки. Этот круг постепенно сужался, и лишь на короткое время остаётся небольшое отвертстие, через которое можно выйти.
            После этого видения мы ещё не знали, когда нам нужно идти. А ещё до этого было сказано: «А пойдут не все. Выведу только верных».

            Вспоминая отчаянное положение этой семьи, Павел Петрович подчёркивает:

            «Во всей этой безвыходной ситуации Иван Иванович, полагаясь на милость Божию и веря, что Бог поможет, решился стать на опасный и тяжёлый путь – предпринять побег».

            Продолжает свой рассказ Нина Ивановна:

            «Мы стали поститься и молиться за себя и за пророков. Потом родители послали меня в Белоруссию. Я должна была возвратиться в тот же день. Но ещё в начале, перед отъездом в Белоруссию, я сказала себе, что если услышу от Господа через пророка такие слова: «Я благословляю вас в этот путь, и Я буду с вами», тогда я поверю, что это сказал Господь.
            Когда я приехала в Иваново, и мы только склонили колени в молитве, было сказано:
             - Я буду говорить тебе сегодня, завтра и послезавтра, а ты запоминай.
            Я приехала молиться за нужду: как нам выехать? В то время я была больная, мама тоже. Мы думали, что пойдут мои братья и папа, но когда мы молились, то было сказано:
            - Пойдёте все.
            Я тогда подумала: «Господи, ну как же все?! Как пойдёт мама? У неё ведь больные ноги.» А Господь говорит:
            - Побежит по горам, как серна.
            Тогда я сказала про себя: «А как же я, Господь, что я буду делать?» И было сказано:
            - И ты пойдёшь. Никому не дам сверх сил.
            В книге пророка Исайи читаем: «А надеющиеся на Господа обновятся в силе; поднимут крылья, как орлы, потекут, и не устанут, пойдут, и не утомятся» (Ис., 40:31).
            У меня с двух сторон были большие кисты, и я не думала, что смогу пойти вместе со всеми. Но потом в разных местах – там же, в Белоруссии – было подтверждение тому, что я уже слышала. Были и ещё вразумления и наставления через пророчества. На третий день брату Петру были показаны в видении спящие львы, и при этом сказано:
            - Когда увидите, что львы спят, тогда идите и не бойтесь.
            Но за все эти дни я не слышала того, что хотела. Для меня было важно услышать ответ с моим условием – именно теми словами, какие я поставила в условие, чтобы убедиться в том, что это говорит Господь.
            Каждый раз после молитвы меня спрашивали, получила ли я ответ. Я отвечала отрицательно. Только к концу третьего дня я услышала:
            - Я благословляю вас в этот путь, и Я буду с вами.
            Когда я услышала эти слова, то сразу после молитвы сказала: «Я получила ответ». Тут же, попрощавшись и не сказав ничего о нашем намерении, я поспешила на поезд.
            Ещё раньше мы стали готовить наши рюкзаки в дорогу. У нас были чемоданы, но с ними пускаться в путь опасно и неудобно. Потом мы купили необходимые продукты: крупу, хлеб, сгущённое молоко, колбасу и шоколад. Мы знали, что наша квартира прослушивается, поэтому мы говорили так, будто готовимся к празднику.»

            Итак, четыре арчи, которые Бог показал Ивану Ивановичу во сне, были четырьмя годами, прожитыми в Литве. Долгими и нелёгкими они оказались для этой семьи. Четвёртая арча, которая крепко держалась в каменистом грунте и помогла ему выбраться из пропасти – это четвёртый год, год бегства из «советского социалистического рая» в страну «гнилого капитализма».

Продолжение следует

Виктор Руткевич